Uncategorized

Dead Wood Course 2019 finished and presentations online

Dead Wood Course 2019 has finished in the Voronezhsky State Nature Biosphere Reserve on 28 June 2019, bringing together 12 teachers and 24 students from Russia, Norway, Finland, Lithuania, Latvia, Switzerland, and the US. Most of the presentations are available online as PDFs.

I am happy and impressed by the good spirit and the hard work by everyone involved. I am very grateful for the trust and support from the project partners and the organisations joining forces to make such a course a reality: the University Museum of Bergen, the Lomonosov Moscow State University, the Norwegian University of Life Sciences, the Norwegian Institute for Nature Research, the University of Oslo, the Voronezhsky State Nature Biosphere Reserve, and the Research School in Biosystematics – ForBio, the University of Helsinki, and to our funder – the Norwegian Agency for International Cooperation and Quality Enhancement in Higher Education (Diku).

Share

Dead Wood Course 2019: decisions

One difficult step is behind, decision letters to all student and invited teacher applicants now sent, we are down to about 40 names from initial 54. The course is still overbooked, and the limited places were allocated to the applicants directly working in dead wood in the target countries. For the same reason we had to reject the application from the students who attended Dead Wood Courses earlier. It is exciting to bring the Dead Wood Course to Russia, finally! Here is a little teaser video for those coming.

Share

Dead Wood Course 2019

Dead wood course goes Russia! The IV International Dead Wood course will take place in Voronezh State Nature Biosphere Reserve, Russia on 24–28 June 2019.

20 student places are reserved for students from Norway & Russia, plus a limited number of additional places is for advanced master or postgraduate students from anywhere. Eligible? Apply! Know potential students? Share!

More info and registration by 1 March: https://www.forbio.uio.no/events/courses/2019/Deadwood_Voronezh

Share

Попытка перевода Николая Олейникова / An attempt to translate Nikolay Oleynikov

Посетители этого блога и сайта adlignum.org – если они вообще существуют – знакомы с разделом Э – антологией энтомологической поэзии с иллюстрациями Екатерины Решетниковой. В разговоре с коллегой о Таллинне, поэзии и Хармсе мы вышли на обэриутов, а оттуда на Николая Олейникова. Сразу возникла классическая задача перевода – как же передать иноязычному собеседнику музыку, ритм и дух стихотворения? Каково же было мое удивление обнаружить, что Google Translate весьма и весьма неплохо сохраняет дух и атмосферу стихотворения, несмотря на разрушенные ритм и грамматику! Я начал со Служения науке (оставляю читателям удовольствие повторить эту попытку самостоятельно), и принялся за упражнения с Из жизни насекомых 1934 года. При легкой “доработке напильником” получился, на мой скромный non-native взляд, кажется, употребимый результат.

The visitors of this blog and of the adlignum.org website – if they exist at all – are familiar with the Э page, an anthology of entomological poetry, illustrated by Ekaterina Reshetnikova. When talking to a colleague on Tallinn, poetry, and Kharms we came to Oberiu, and from there to Nikolay Oleynikov. Soon enough the classic translation task arrived – how to transmit the music, the rhythm, and the spirit of the poem to a foreign language interlocutor? What was my astonishment to discover that Google Translate if quite good in keeping the spirit and atmosphere of a poem, despite the broken rhythm and grammar! I started from Служение науке (I leave the pleasure of repeating this attempt to the readers), and started the exercises with Из жизни насекомых from 1934. Just a light “touch of a file” was needed, as far as a humble иноземец can see, to arrive at the consumable result.


Рисунок Екатерины Решетниковой / Drawing by Ekaterina Reshetnikova

Этапы процесса / Stages of the proceess

Оригинал Н.М. Олейникова / Original by N.M. Oleynikov:

Из жизни насекомых

В чертогах смородины красной
Живут сто семнадцать жуков,
Зеленый кузнечик прекрасный,
Четыре блохи и пятнадцать сверчков.
Каким они воздухом дышат!
Как сытно и чисто едят!
Как пышно над ними колышет
Смородина свой виноград!

Перевод / translation by Google Translate:

From the life of insects

In the halls of the currant red
There are one hundred and seventeen beetles,
A green grasshopper is beautiful,
Four fleas and fifteen crickets.
How they breathe air!
How nourishing and pure they eat!
How splendidly they knead
Currant your grapes!

Моя версия I / my version I:

On insect life

In the palace of currant the red
Beetles are hundred and seventeen,
Green grasshopper is smart and well-fed,
Fleas are four and crickets fifteen.
How fresh is the air they breathe!
Nutritious and pure they eat!
How splendid above their heads
Knead grapes of red currant indeed!

Моя версия II / my version II:

On insect life

In the palace of currant the red
Beetles’re are hundred and seventeen,
Green grasshopper is smart and well-fed,
Fleas are four and the crickets – fifteen.
Oh, how fresh is the air they breathe!
How nutritious and pure they eat!
How magnificent over the heath
Sway the grapes of red currant indeed!

Между более точной версией I и более ритмичной версией II пришлось поработать с размером, но открытие удивительное. Причина того, что это работает как инструмент вдохновения, думаю, в том, что на звучащий в голове ритм русского оригинала накладываются предложенные Google английские слова. Слова, которые сами прилетают на неродном языке плоховато, даже при сносном владении языком. Привет, робот Вертер. Human assisted technology, как ни крути.

The meter required work between more accurate version I and more rhythmical version II, but what an amazing discovery. I think, the reason this works as an inspiration instrument is that the rhythm of the Russian original is overlaid with the English words suggested by Google. The words that are less good to arrive by themselves in a foreign language, even considering the satisfactory command. Hello, Werther the robot. Человековспоможение технологиям, give or take.

Остановиться ужасно трудно.
It is terribly hard to stop.

Моя версия III / my version III:

In the palace of currant the red
Beetles are one hundred seventeen,
Green grasshopper is smart and well-fed,
Fleas are four and the crickets – fifteen.
Oh, how fresh is the air they breathe!
How nutritious and pure is food!
How magnificent over the heath
Sway the red currant grapes over brood!

Моя версия IV / my version IV:

In the palace of currant the red
Beetles’ count nine dozens and nine,
Green grasshopper is smart and well-fed,
Fifteen crickets, four fleas feeling fine.
Oh, how air is fresh in the shrub!
How nutritious and pure is meal!
This magnificent exquisite club
Currant grapes of red bushes conceal.

Версии III и IV удаляются от оригинала, но сохраним на память.
Versions III and IV are further away from the original, keeping for the record.

Отдельная благодарность / special thanks to Kyle Copas.

Share

Памяти Виктора Борисовича Семёнова (1957 – 2018)

Вчера, ясным апрельским утром, я с почти двухмесячным запозданием узнал о смерти Виктора Борисовича Семёнова, одного из лучших специалистов по коротконадкрылым жукам.

Некрологи zin.ru соглашаются в воспоминаниях о высоком профессионализме и глубокой скромности Виктора Борисовича. Энтомологи-профессионалы бывают разные – кто-то остался в отечественной фундаментальной науке и университетском образовании, кто-то работает по специальности – но за границей, кто-то в прикладных, кто-то в смежных областях, но, наверное, все собратья по цеху согласятся – не должности, не степени, и даже не списки научных работ служат негласным мерилом энтомологической крутизны – а глубина знания «своей» любимой группы насекомых. В этом плане Виктор Борисович пользовался заслуженным уважением всех, кто его знал, и был, конечно, ультрапрофессионалом.

Скорость и точность определений, знание литературы и биологии большого числа видов с огромной территории, отличная техника микроскопии и знание коллекций, особое чувство юмора и готовность помочь, я уверен, запомнятся всем, кому посчастливилось работать с Виктором Борисовичем. Мы впервые пересеклись в конце 90x в Зоомузее МГУ, когда я работал над курсовой работой по грибным жукам Подмосковья. Всякий, кто касался этой темы хорошо знает – стафилинов в сборах с грибов хватает, и тут привычный верный друг, «второй том» Определителя насекомых Европейской части, дает сбой, и перестает выручать. Страшные, неприступные стафилины! В отчаянии, я принес свой смонтированный и ватный материал в отдел, и вскоре был представлен Виктору Борисовичу. Он внимательно выслушал мои планы и просто сказал «оставляй, посмотрим». Уже через неделю или десять дней все было готово, аккуратно подписано и, сверх того, прокомментировано устно, весь мой материал, не исключая сложнейших Atheta и Gyrophaena!

Так началось наше сотрудничество, которое продолжалось около десяти лет. В фокусе моих исследований были тогда были взаимоотношения грибных жуков, я выбрал экологию мицетофагии, и, стремясь к точности определений, прибегал к помощи экспертов по сложным группам. Виктор Борисович определил мои материалы по Staphylinidae курсовой, дипломной, и диссертационных работ, и этот огромный труд, колоссальная помощь – один из важнейших факторов успеха тех лет. Виктор Борисович предпочитал работать с влажным материалом, и охотно брался за мои сборы из любых точек Европейской части от Белого до Черного моря, других регионов России, а также за зарубежные материалы. Я не припомню случая, чтобы он задержал материал или не уложился в сроки, но было много случаев когда определения были готовы раньше ожидаемого. Эти материалы хранятся в коллекциях зоомузеев Москвы и Хельсинки.

Со специалистами-энтомологами, да и вообще с работниками музеев и научных институтов порой бывает и трудно, и странно, и непонятно в общении – профессиональные искажения обычное дело. С Виктором Борисовичем было всегда просто и весело – он был легкий человек, большая редкость среди экспертов высочайшего класса. Потеря…

Фото zin.ru

Share

Updates to the Teaching page

I have added two GBIF related data courses to my Teaching page, even though I am mainly involved through coordination. I will be more directly involved in the Moscow workshop than in the one at lake Baikal, but most of the teaching will done by the colleagues. The messages from the applicants are very encouraging and I am looking forward to see how these events will change the biodiversity data landscape in Russia and neighbouring countries. I have recently joined the GBIF webinar to give the update on the data progress in the former Soviet Union space, here you can see slides and recording, my part starts at from slide 38 / at 57′:00”, there are important GBIF updates from other presenters before and after my part.

Share